Последняя судебная практика по банкротству фирм

Последняя судебная практика по банкротству фирм

Дата публикации: 19 Апреля 2018

В марте 2018 года Верховный Суд РФ подготовил и утвердил обзор судебной практики по банкротству, уголовным, административным и прочим делам, разрешенным еще в конце 2017 года. Рассмотрим, какие важные выводы были сделаны.

1. Кредитор может подать заявление о признании фирмы банкротом за долги по судебным расходам (Дело № А21-8181/2016).

Кредитор Ульяна Стрекалова обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании компании «Багратионовский мясокомбинат» банкротом. Было указано, что фирма должна женщине более 700 тысяч рублей — данная сумма сложилась из судебных расходов по другим процессам (госпошлина, расходы на арбитражного управляющего и т.д. ). Три судебные инстанции отказали Стрекаловой, отметив, что требования с подобной правовой природой не позволяют возбудить банкротное производство.

Верховный Суд РФ отменил акты нижестоящих судов, указав на два момента:

  1. Перечень обязательств, по которым можно инициировать банкротное производство, является открытым. Список исключений является ограниченным, и долги по судебным расходам как раз сюда не входят.

  2. Правовая природа выплаты судебных расходов на практике — это возмещение убытков, а это значит, что это дает возможность инициирования процедуры банкротства.

2. Реализовать заложенное имущество с незаложенным единым лотом на практике можно только с согласия залогового кредитора (Дело № А41-21198/2015).

Собрание кредиторов компании «Петушинский металлический завод» решило продать все имущество должника единым лотом для экономии времени и средств. Однако в состав активов попало имущество, находящееся в залоге у «Бинбанка», поэтому кредитное учреждение успешно оспорило акт собрания.

Апелляция не согласилась с данным положением, указав, что закон не содержит прямого запрета на продажу всего имущество единым лотом.

Экономколлегия Верховного Суда РФ акты апелляции и кассации, отметив, что согласно сложившейся судебной практике по делам о банкротстве, совместная реализация заложенного и незаложенного имущества возможна только с согласия залогодержателя. Причем после продажи активов залогодержателю необходимо будет выделить долю в составе полученной выручки.

Исключение только одно: если залогодержатель необоснованно уклоняется от продажи активов единым лотом, хотя это экономически выгодно. Тогда его согласие не учитывается.

Обзор судебной практики по банкротству — другие актуальные дела

Экономколлегии Верховного Суда РФ чаще всего приходится работать с ФЗ о банкротстве, поэтому судебная практика по данным делам достаточно разнообразна. Приведем несколько свежих дел из судебной практики, имеющих важное практическое значение.

  1. Руководитель юрлица вправе не подавать заявление о банкротстве своей фирмы, если у него на практике есть обоснованный план выхода из кризисной ситуации (Дело № А50-5458/2015).

  2. ВС РФ, при рассмотрении спора о привлечении руководителя юрлица к субсидиарной ответственности за несвоевременное обращение в арбитражный суд с заявлением о банкротстве, указал, что такая ответственность не наступает, если у директора на практике был обоснованный план выхода из экономического кризиса.

    Отсюда следует, что если имеются признаки неплатежеспособности, руководитель может не обращаться с заявлением в суд о признании компании банкротом, если он составил конкретный план действий. Даже если план не сработал, директора к ответственности привлечь нельзя, поскольку его вины в несостоятельности нет.

    Однако орган правосудия подчеркивает, что экономический план на практике не должен включать в себя противоправные действия, будь то уход от уплаты налогов, взносов и др.

  3. Если фирма находится в процессе ликвидации, это не мешает кредитору подать заявление о признании должника банкротом (Дело № А40-55621/2016).

  4. Верховный Суд РФ подчеркнул, что если фирма-должник находится в процессе ликвидации, это не является препятствием к подаче кредитором заявления о ее банкротстве. Причем процесс сразу переходит на стадию конкурсного производства, поскольку руководители ликвидируемой компании уже фактически выразили согласие на прекращение ее деятельности.

  5. Если долги компании погашаются третьим лицом без встречного предоставления, и делает это третье лицо лишь для того, чтобы уменьшить количество голосов, приходящихся на долю независимых кредиторов, ее требования не подлежат включению в соответствующий реестр (Дело № А12-45752/2015).

  6. Верховый Суд РФ отметил, что если в действиях третьего лица будет прослеживаться недобросовестность, его требования о включении в реестр кредиторов не будут удовлетворены. Данное утверждение дополняет п.51 постановления Пленума ВС РФ № 54 от 22 ноября 2016 года.

    Действия третьего лица считаются недобросовестными, если они направлены на создание контролируемых требований, максимальное отстранение независимых кредиторов от участия в банкротстве и обеспечение принятия общим собранием выгодных должнику решений. Одним словом, третье лицо заинтересовано не в возврате долга, а в оказании влияния на ход банкротной процедуры. Чаще всего создание контролируемых требований происходит путем заключения мнимых сделок между третьим лицом и должником.

Конечно, это далеко не весь обзор судебной практики по делам о банкротстве — ВС РФ ежемесячно рассматривает десятки других споров. Такая судебная практика учитывается всеми органами правосудия в России, поэтому о ней обязательно должен знать каждый юрист, занимающийся банкротством юридических лиц.


Поделиться:

Возврат к списку статей